К чему приводит увлечение танцами

О сальсе, кизомбе, бачате.
Научиться танцевать мне хотелось давно. Но из детства шел страх: я неуклюжий, движения повторить не смогу, танцевать со мной никто не захочет. Во взрослой жизни страх подзабылся, и мы с женой записались на сальсу. Мы шли на первое занятие, и во мне нарастала паника. «Это всего лишь танцы, — говорил я себе. — Тебе не десять лет. Теперь все по-другому». Не помогало. «Не понравится — перестанешь». Не помогало. «От тебя никто ничего не требует. Ты идешь танцевать для себя». Не помогало.
Первый опыт
Пришли. Переоделись. Нас пригласили выйти вперед, поближе к преподавателям. Зеркало отразило нашу группу, застывшую в шахматном порядке. «Как игрушечные солдатики», — пронеслось в моей голове. Занятие вели Иван и Наталья. Иван рассказал, что в сальсе есть базовый шаг (бейсик), на котором держится танец.

— И раз, — Иван прыгнул ногой вперед, словно переступал через бордюр. — Два, три, пять, шесть, семь.

Группа колыхнулась за ним. Шаг вперед, попереминались на месте, шаг назад, попереминались. С недоверием «Похоже, я могу это повторить!» я проковылял свой первый бейсик. Затем Иван стал показывать шаги в бок, шаги наискосок. Я усердно топал вместе со всеми и постепенно успокаивался. Все оказалось не таким страшным. Отлепившись глазами от ног Ивана, я стал поглядывать в зеркало. И тут он выплел ногами какой-то сложный узор. Это было невозможно даже запомнить, не то, что повторить.

 — Сюзи кью, сюзи кью, — приговаривал Иван, вышивая шагами пол.

«У-меня-никогда-не-получится, — думал я, беспомощно следя за его ногами. — Никогда. Не. Получится».
Спустя два месяца мы встретились с Иваном в «Плантации», чтобы за чашкой кофе поговорить про танцы. К тому времени мы с женой сходили на несколько индивидуальных занятий, и я знал, что в сюзи кью нет ничего страшного. Знал, что Иван занимается IT, и танцы не основной род его деятельности. Знал, что чем больше погружаешься в мир танцев, тем бесконечней он кажется. И мне хотелось узнать больше.

О танцах бальных и социальных
— Когда ты стал заниматься танцами?
— На третьем курсе. Услышал от друга, что тот ходит на бальные танцы. Мне хотелось научиться танцевать, потому что чувствовал себя «деревом». Я не знал тогда, что современные бальные танцы больше напоминают спорт под музыку. Весь фокус на том, чтобы идеально отточить движения, выступить на конкурсе, завоевать медали. Со стороны выглядит красиво и зрелищно, а изнутри это бесконечное оттачивание связок. Репетируешь одни и те же фигуры, чтобы смотрелось безупречно. В таком танце мало что можно изменить. Движения партнера и партнерши заучены заранее.
А потом, рассказал Иван, ему попалась статья, где описывался другой подход к бальным танцам. Танец можно было создать самому. Провести партнершу на следующее движение, которое подсказывала музыка, а не следовать заученному плану.
— Мне понравилась эта идея. Этот подход в полной мере воплощен в социальных танцах: сальсе, бачате, кизомбе. Их танцуют не ради конкурсов, а ради самого танца. Такой танец основан на импровизации. Ты сам решаешь, какая фигура будет следующей, на какое движение вести партнершу. И если в бальных танцах у партнерши своя заученная партия, то в социальных танцах этого нет. Танцем управляет мужчина. Он подсказывает, будет сейчас поворот влево или вправо, надо остановиться или продолжить движение. Не все к этому готовы. Есть мужчины, которым сложно вести, и женщины, которые боятся ослабить контроль. Им трудно полностью раствориться в паре и довериться партнеру.
Сальса

Музыкальный стиль, разработанный в 1960—1970-х г иммигрантами из стран Латинской Америки в Нью-Йорке и его окрестностях. Сейчас распространен не только в Латинской Америке, но по всему миру. Современная сальса в основном ориентирована на танец и под неё танцуют различные стили, такие как стиль Касино, стиль LA стиль NY.
Бачата

Танец родом из Доминиканской Республики. Получил широкое распространение в странах Карибского бассейна. Танец выглядит мягким, свободным, очень эмоциональным и подвижным.
Кизомба

Современный городской популярный парный танец, а также музыкальный жанр. Этот жанр возник как смесь традиционной ангольской сембы и карибского зука. Кизомба — чувственный, романтичный, довольно сексуальный танец.
Иван рассказал, что вместе с Натальей они увлеклись социальными танцами. Ходили в клуб «MI CORAZON», а когда у клуба начались проблемы с залом, нашли зал, чтобы тренироваться самостоятельно. Тут за ними потянулись люди из группы. Полгода они собирались и танцевали, никак себя не афишируя. Потом назвали клуб «Апельсин» и стали набирать группы.
Как научиться танцевать
Я вспоминаю свои первые впечатления от сальсы. И мне очень хочется узнать, как воспринимает сальсу Иван, занимаясь ей пять лет.
— Сначала кажется, что ничего не умеешь. Смотришь и думаешь: «Как запомнить все эти сотни фигур? Как это вообще возможно? Как попасть в музыку, не сбиться с ритма?» Словом, радует только, что у тебя всего две ноги. Но потом выясняется, что все не так сложно.

Мне нравится сравнивать танец с изучением языка, — объясняет Иван. — Танец — это тема. Язык — это конкретные правила танца. Фраза — это фигура. Когда человек начинает изучать язык, он запоминает шаблонные фразы. Все эти «My name is Ivan» и «I am from Russia». И поначалу у него ощущение, что только таким фразами и можно говорить. Отсюда он делает вывод, что чем больше фраз заучит, тем свободнее будет владеть языком. Точно также танцоры-новички думают, что должны выучить все фигуры, чтобы уметь танцевать. Но это не так.
Во-первых, чтобы выучить язык, не надо заучивать предложения. Надо понять по каким правилам строятся предложения и наработать словарный запас. А, во-вторых, не надо учить все слова.
— Например, в русском более 130 тыс. слов, но запас обычного человека укладывается в 5 — 10 тыс., и все друг друга понимают. В танце еще проще — есть небольшое число базовых элементов: шаги, движенья рук, из которых складывается все многообразие фигур.

Это стало для меня открытием. В какой-то момент я уловил, что фигура, которую я разучивал неделю назад, и та, которую делаю сейчас, по-сути одна и та же. Я стал видеть общие места — своего рода кубики «Лего», из которых можно было складывать танец. Сейчас у меня ощущение, что я делаю всего три фигуры, а партнерше кажется, что я делаю кучу всего. Хотя это просто вариации: подал руку снизу, а не сверху, отступил не назад, а вбок и т. д.

С опытом танцоры понимают это и возвращаются к бейсику, к основам. Если в начале человек думает: «Я знаю только бейсик. Как же мне танцевать?», то через пять лет он понимает, что ему кроме бейсика ничего и не надо. Они работают над качеством шага, а не над количеством фигур.
— А что значит «качество» шага? Чем отличается бейсик у начинающего и опытного танцора?
— Сначала ты считаешь шаги: 1−2-3−5-6−7. Это помогает удержать ритм и не свалиться с него. Но со временем понимаешь, что никакого 1−2-3 в музыке нет. Это грубый способ ее структурировать. Начинаешь вслушиваться в музыку и шагать в ее ритме. Музыка не случайный набор звуков. У нее есть структура, которая позволяет предсказывать, что будет дальше. Вот закончилась музыкальная фраза, значит вступит солист или новый инструмент.

Есть музыка, под которую легко танцевать — у нее выраженный ритм. Есть такая, где инструмент гуляет, и мелодия расходится с ритмом. В кизомбе я чувствую себя свободно: могу обыграть танцем бит, голос, мелодию. С сальсой сложнее. В сальсе мелодию плетут множество инструментов. Она как лук: снимаешь один слой, а под ним еще один. Я сейчас только учусь раскладывать сальсу на составные части.
Иван рассказывает, что сальсе они с Натальей учились самостоятельно по видеокурсу. И что хотя материалов в интернете навалом, они не структурированы. Системы нет. Потом ездили в Москву на индивидуальные уроки, семинары и мастер-классы и убедились, что все делали правильно.
Традиция vs Модерн
— Мы танцуем линейную сальсу «на раз» (on1), а в Москве, сейчас гораздо популярнее стиль Нью-Йорк, когда танцуют «на два» в слабую долю. Стиль «on1» вообще не популярен в крупных городах России, зато популярен в Европе и на Западном побережье США. Утверждают, что танец «на два» более плавный, но если выключить музыку, то довольно трудно угадать танцует человек «на раз» или «на два».

Если говорить о кизомбе и бачате, наш клуб тяготеет к их традиционным вариантам. Нам с Натальей и продвинутым участникам больше важна не зрелищность, а то, что происходит внутри пары. То, как ведет партнер, то как откликается партнерша. Магия рождается из этого взаимодействия, а не из эффектных трюков. Как сказала одна участница: «Вроде бы ничего особенного, ходишь, кружишься, но тебе так при этом хорошо».
— А есть другой подход?
— Да, он заключается в том, чтобы все время привносить в эти танцы что-то новое. Когда бачата из Доминиканы вышла в Европу, ее стали модернизировать. Возникли бачата модерна, бачата сеншуал, бачатанго. Та же участь постигла и кизомбу, когда она стала известна за пределами Анголы. Возник урбанкиз, где от кизомбы только «киз» и остался. Такое обилие направлений объясняется просто. Появляется эффектная пара со своим собственным стилем. Что-то они привнесли из хип-хопа, что-то из танго, что-то из кизомбы. Им нужно себя раскручивать. Они придумывают название своему стилю, и возникает очередная «кизомба нова». А люди, которые танцуют кизомбу в ангольских деревнях, смотрят на это и говорят: «Танец, конечно, хороший, только это не кизомба».

Нам нравится развиваться и в сальсе, и в бачате, и в кизомбе. Кизомбу в Хабаровске мы первые стали танцевать. У нас есть начальные группы и продолжающие — для более опытных. Старшие группа для нас как локомотив. Приходится тщательно готовиться к каждому занятию — подбирать материал, придумывать метод его подачи. Пока объяснишь, сам поймешь :). Так и развиваемся вместе.
О преподавании
— А новичкам тебе нравится преподавать? Я вижу, что ты очень терпелив со мной. Готов объяснять по многу раз одно и тоже, если я не понимаю.
— Тут я айтишные аналогии проведу. Мне важно дать человеку базу, последовательность действий, алгоритм. И он или будет учиться, или нет. Ведь научить никого нельзя, человек может только сам это сделать. Задача преподавателя показать путь. У него должна быть система, что сначала надо дать это, потом можно это. Показать кубики, из которых состоит танец, а потом научить их складывать. Но человек должен учиться сам. Если пришел на занятие, а потом неделю ничего не делал, то и результат соответствующий.

Если человек учится, я испытываю удовлетворение. Значит, алгоритм работает, реализация правильная. Мне нравится, когда человек не просто механически заучивает связки, а схватывает принципы. Улавливает суть танца. Наверное, это не очень правильно с точки зрения финансов. Я видел, что многие делают наоборот: прячут основы за множеством несущественных деталей. Ведь база любого танца маленькая. Начинаешь ее показывать — человек учится. Скрываешь — платит. Чем больше людей запутаешь, тем больше на них заработаешь. У нас нет цели гнаться за прибылью. Для нас это больше хобби, чем бизнес. Даже цены мы назначали по принципу: «А стали бы мы сами заниматься по такой цене?»
В преподавании мне нравится выстроить общую структуру, обобщить какие-то принципы. Проблема в том, что состав группы от занятия к занятию разный. Скажем, начинающая группа занимается два раза в неделю. В среду приходит десять человек, мы разучиваем новые элементы. В воскресенье их логично бы повторить, но состав группы уже другой. Четверо из тех, кто был в среду, четверо, кто не был, но регулярно ходит и двое новичков. Что делать в такой ситуации?


К счастью, у нас прекрасный тандем с Натальей. Пока я работаю с большинством, она обучает новичков. Есть у нее курс молодого бойца, чтобы быстро вовлечь человека в процесс. Показывает новые элементы тем, кто не был. Мы смеемся, что у нас распределены роли. Я злой полицейский, а она добрый. Когда я спрашиваю: «Есть ли вопросы?» или «С чем проблемы?», люди замирают: ни да, ни нет. Стесняются или боятся спрашивать при всех. Начинается занятие, и начинаются вопросы. И задают их не мне, а Наталье. Так что мы органично дополняем друг друга. На мне общая стратегия и работа на публику, на ней реализация и решение индивидуальных вопросов.
Как танцы влияют на жизнь
— Как повлияли танцы на твою жизнь?
— Танцы это как секта, в хорошем смысле. Начинаешь ими всерьез заниматься и обрастаешь множеством людей со схожими интересами. Становится больше знакомств, причем не только в Хабаровске, но и в других городах. Начинаешь иначе относиться к отдыху. Планируешь маршрут так, чтобы попасть на музыкальный фестиваль или мастер-класс. Если мы едем отдыхать в Европу, то обязательно оставляем несколько дней в Москве, чтобы побывать на таких мероприятиях. Во всех крупных городах есть клубы, которые проводят танцевальные вечеринки: Москва, Гонконг, Сеул. И везде появляются знакомые.

Забавный факт, но люди часто приходят на танцы, чтобы научиться танцевать на дискотеках, потому что не знают, что там делать. Но когда они выучиваются, им уже не хочется на дискотеку, потому что: «А что мне там делать?» Им гораздо интереснее на танцевальных вечеринках.
Кизомба-флэшмоб.
2016. Хабаровск.
Мы прощаемся с Иваном. Я иду домой и думаю о том, что любое занятие кажется проще, пока глядишь на него со стороны. Пока в танцах видишь только движение под музыку, в них нет глубины. Но погружаешься в этот мир, и осознаешь, что танец это еще и доверие между партнером и партнершей. Что недостаточно слушать музыку, надо слышать отдельные инструменты. Что танец — это способ провести время, познакомиться с людьми и найти единомышленников. И, если повезет, найти себя.

Видео и фотографии для статьи предоставлены Иваном Макаровым.
Страница Ивана Вконтакте.
Понравилась статья?
Делитесь ей в социальных сетях!
Читайте также
Загляните в мой Инстаграм
Made on
Tilda