максим шишов

Левин и фрилансеры

Левин 140 лет спустя
Бросив Ленд Крузер за два квартала до офиса, Левин натянул тонкие кожаные перчатки и зашагал по скользкой тропинке. Слева и справа от него теснились горы снега уже покрытые грязью и желтой собачьей мочой.

– Что у нас за страна? – думал брезгливо Левин, звеня и подпрыгивая, торопясь и оскальзываясь. – Дороги уже сколько почистить не могут. Неужели так трудно нагнать рабочих, да и расчистить все за неделю?

Но гневливая мысль его вдруг остановилась, утратив размах, он вспомнил недавний свой разговор с заказчиком, от которого ему стало стыдно. Заказчик хотел, чтобы проект, который готовила компания Левина был закончен до Нового года, Левин пообещал, что так оно и будет, поскольку проект не казался ему сложным, но вчера, спросив у генерального менеджера, закончен ли проект, с ужасом узнал, что проект не только не закончен, но даже и не близок к завершению.

– Как же так? – спросил потрясенный Левин. Они с генеральным менеджером сидели в столовой и обедали. – Там же работы было на неделю?

– О, вы не знаете этих фрилансеров, – тонко улыбнулся генеральный менеджер, придирчиво рассматривая белорюсских устриц, которые лежали перед ним на тарелке. – Они способны любой проект, даже самый простой, выполнять целую вечность. Такой уж это подлый народец.
Левину не понравился ответ генерального менеджера. Этот ответ означал то же, что означал всегда – все идет так, как заведено и по-другому идти не может. Фрилансеры нерадивы и глупы, повлиять на них нет никакой возможности, а значит, надо довериться ему, генеральному менеджеру, чтобы он и дальше вел дела как ведет, ибо вести их иначе невозможно. Все это не высказывалось Левину прямо, но всякий раз вступая в разговор с генеральным менеджером, он натыкался словно на невидимую стену, которая не пускала дальше и стояла неколебимой, несмотря на все его усилия.

– Вот что, – сказал хмуро Левин, – подготовьте-ка мне список этих фрилансеров. Хочу сам с ними поговорить.

Генеральный менеджер вежливо улыбнулся влажными от устриц губами, говоря всем своим видом: «Дело ваше, барин, но затея, право, глупая», и пообещал составить список к завтрашнему дню.

Войдя в здание, Левин поздоровался с охранниками на ресепшене и прошел к лифту. Контора Левина располагалась на восьмом этаже, но вид из окон вышел неудачный – вместо бульвара с заснеженными деревьями взору открывались помойки, убитые дворы, заставленные машинами, и причудливые трубы вытяжек, блестевшие как фольга и казавшиеся обманчиво мягкими. Левин вздохнул и включил макбук. Через пять минут у него должен был состояться скайп с первым фрилансером.
Фрилансер этот был дизайнером, и вот уже на две недели как задерживал работу, обещая все сделать, но никак не делая. Сегодня вышел очередной срок, и Левин проверил почту с затаенной надеждой – возможно, дизайнер все же прислал макеты, и неприятный разговор можно будет отложить. Однако макетов не оказалось, и Левин нахмурился. Ему не нравилось, когда работники подводили его компанию, но еще больше не нравилось, когда подводили его самого. Пока разбираться с фрилансерами было заботой генерального менеджера, Левин не держал на фрилансеров зла и даже подшучивал над менеджером, когда тот принимался ругать фрилансеров. Теперь же, взявшись за дело самостоятельно, Левин чувствовал, что фрилансер уязвил его самого, и это чувство не понравилось Левину. Досадуя на самого себя, что так легко воспринял промах дизайнера как личную обиду, Левин кликнул вызов.

– Привет, Михаил, – сказал Левин, стараясь держаться как можно дружелюбнее, когда фрилансер появился перед ним на экране. Фрилансер был худ и взъерошен, плохонькая веб-камера выхватывала маленькую темную комнату, большую часть которой занимала кровать. По краям комнаты угадывалась какая-то утварь, все это Левин разглядел плохо, так как горела лишь лампа на столе, освещая взлохмаченную голову дизайнера и его белые руки.

– Михаил, – начал Левин ласково, – как там дела с нашим сайтом? Ты ведь сегодня обещал макеты прислать…
– Так почти все готово, – радостно откликнулся дизайнер. – Самая малость осталась, буквально пара штрихов и готово.
– Так, когда же ждать? – спросил Левин, чувствуя облегчение. – Сегодня вышлешь?
– Сегодня, не знаю, без света сейчас сижу. Молюсь, чтобы батарейка у ноута не сдохла.
– Как без света?
– А вот так, – дизайнер протянул руку и вытянул перед собой подсвечник.

Тени заходили по комнате, и Левин понял, что свет давала вовсе не лампа, а свечи.

– Постоянно отключают. Я, думаете что? Сам рад работу задерживать? Только сяду… хлоп… вырубят на два-три часа.
Уже месяц нас так тренируют. Сил нет никаких.

– А вот так, – дизайнер протянул руку и вытянул перед собой подсвечник.
Тени заходили по комнате, и Левин понял, что свет давала вовсе не лампа, а свечи.

– Постоянно отключают. Я, думаете что? Сам рад работу задерживать? Только сяду… хлоп… вырубят на два-три часа.
Уже месяц нас так тренируют. Сил нет никаких.
– А почему же так? – помимо воли вовлекаясь в заботы фрилансера, спросил Левин.
– Да, кто их знает? Может, из-за санкций?

Тут на кровати кто-то зашевелился, поднялась растрепанная голова и пьяный женский голос спросил:
– Миша, с кем это ты?
– Спи дура! – отвечал дизайнер, поворотившись. – Не видишь, работаю.
Растрепанная и, как показалось Левину, неодетая баба что-то невнятно пробормотала и повалилась обратно в постель. Левин смущенно отвел глаза.

– Да вы не переживайте, – заговорил вдруг фрилансер. – По вам мне всего-то иконки осталось нарисовать, да блоки с отзывами разместить. Работы на пару часов всего. Эх, были б у меня деньги за свет заплатить, тут же бы доделал.

– То есть как? – изумился Левин. – Что же тебя за неуплату отключили?
– Так в прошлом месяце ноут у меня сгорел, вот и встал выбор новый ноут брать или за свет платить? Вы же сами меня торопили: «Когда сделаешь, когда сделаешь?», ну я и выбрал ноут, чтобы вас не подвести. Еще и в кредит влезть пришлось. А теперь ни света, ни денег от вас, и по кредиту еще должен, – фрилансер загрустил, а Левин хотя и разозлился, что фрилансер сначала солгал ему про свет, вдруг почувствовал свою вину перед ним. Он смотрел на опущенную голову дизайнера, на темную его комнату и думал, как бедно тот живет, что даже жена его (Левин решил, что это жена) вынуждена ходить голой.
– А что ж ты сразу не сказал, что отключили за неуплату? – спросил он, растеряно. – Чего ждал?
– А что я вам скажу? – заговорил, помолчав, дизайнер. – Мне и так стыдно, что вас подвел, а тут еще денег на свет клянчить? Нет уж, сам разберусь.
– Но мы же должны тебе еще за сайт, – вспомнил вдруг Левин, – ты скажи, сколько надо, я авансом переведу…
– Двадцать семь тысяч, – глухо сказал фрилансер.
– Но… мы же тебе всего двадцать должны? – растерялся Левин. – И как это ты столько денег умудрился за свет задолжать? Не понимаю…

Фрилансер угрюмо молчал, молчал и Левин, не зная, что предпринять. Как человек совестливый он считал своим долгом дать фрилансеру денег, но как бизнесмен понимал, что поступок этот глупый, и фрилансер сам виноват, что довел себя до такого нищенского положения. С другой стороны без денег фрилансер не мог заплатить за свет, а значит, не мог и работать. Отдать же работу другому спустя почти месяц, не представлялось Левину возможным.

«И зачем я только решил говорить с этим фрилансером, – думал, досадуя на себя, Левин, – так хорошо было без этого, так славно».
В этот момент связь с фрилансером прервалась. Левин еще раз попытался вызвать его, но связи не было, видимо, батарейка у ноута все-таки села. Испытав внезапное облегчение, он откинулся на кресле и блаженно улыбнулся серому небу. В этот момент зазвонил айфон. Левин увидел, что это звонит заказчик и, помедлив мгновенье, выключил звук. «Может же быть так, что я забыл айфон в машине или что мне неудобно сейчас говорить? А, может, я вообще провожу собрание?» – подумал он сердито.

И в этот момент он представил себя стоящим в большой мраморной зале. Правление компании сидело за длинным столом, а повсюду на стенах висели мониторы и сотни лиц молодых, вдохновенных и светлых застыли в этих мониторах, слушая его речь. «Мы, – говорил Левин, обращаясь ко всем этим лицам разом, – создали великую компанию. Заказчики ценят нас и уважают за то, что мы их не подводим. Все это благодаря вам, вашему честному труду и самоотверженности». Он видел, как улыбались с мониторов фрилансеры, видел, как уважительно кивал его словам генеральный менеджер и члены правления, и вдохновение разливалось по телу Левина.

«Как хорошо, как славно», – думал он.
От автора
Цикл про Левина я начал писать в Питере весной 2011 года. Пока летел туда, как раз перечитал «Анну Каренину». Потом была суета с кафе, а потом я подумал: «Интересно, как выглядел бы Левин, если перенести его в наше время?»
Вот как-то так бы и выглядел.
Понравилась статья?
Делитесь ей в социальных сетях!
Читайте также
Made on
Tilda