максим шишов
Лагерная жизнь
ДАкемп глазами интроверта
Автобус – желтая жестяная коробка с надписью «Созвездие», дребезжит и проматывает мимо себя деревья, машины и светло-зеленый забор. Останавливается. Мы в Бонивуре, в лагере для взрослых.

Я еду в лагерь с любопытством и опаской. Опаской, потому что в больших компаниях я теряюсь. Большая компания для меня начинается с шести человек. А в лагере нас должно быть пятьдесят. И половина людей мне незнакома даже по фейсбуку. Ужас.
Знакомство
Прохладный линолеум под босыми ногами. Четыре кровати по углам. Кидаем с женой рюкзаки и выходим в общий холл. Лица знакомые и незнакомые. С кем-то «привет-как-дела?», с кем-то «привет-я-максим», с кем-то любопытствующее взаимное всматривание. Улыбчиво-молчаливое.

Саша Колбин проходит мимо и фотографирует. В этот момент я понимаю, что когда буду описывать поездку, то не стану стремиться к последовательности. Как фотограф буду выхватывать мгновения, о которых хочется рассказать. Остальные канут в небытие.
Калейдоскоп
Лагерь для взрослых – это калейдоскоп, поворачивая который, складываешь рисунок. Рисунок из людей, занятий и впечатлений. У каждого он свой. И дело не только в разном восприятии, дело в том, что множество событий происходит параллельно. Нельзя побывать на всех мастер-классах, побороться и потренировать равновесие, сыграть в «Денежный поток» и поучаствовать в «Управленческих поединках». Надо выбирать.

Мне нравится погружаться в занятия, в которых я ничего не понимаю. Это как дегустация. Пробуешь что-то новое, и для тебя раскрывается целый мир, которым хочется увлечься и исследовать.
Баланс
Спорт – один из таких миров. На следующий день приехали ребята из «Академии», и Татьяна Дорогая, управляющая фитнес-клубом, рассказывала о правильных тренировках. Запомнилось, что надо не бездумно махать гантелями и механически приседать. А надо, выполняя любое упражнение, осознавать свое тело – следить за осанкой и втягивать живот. Татьяна приглашала добровольцев и показывала, как все привыкли сутулиться. Потом просила втянуть живот и развернуть руки, чтобы видны были ладони. И человек преображался, становился осанистым и молодцеватым.

И был выбор: борись или беги держи равновесие. Я выбрал второе. Постоять на мяче, гантеле, пройти по слэклайну. Слэклайн – это натянутая между деревьями лента, по которой надо пройти, как по канату. Когда два года назад я пробовал это сделать, то не продержался и полсекунды.
Становлюсь на слэклайн. Лента натягивается упруго, дрожит под ногой. Смотрю перед собой, вниз не смотрю. Лента раскачивается, но я, каким-то чудом, не падаю. Делаю шаг, теряю равновесие и торопливо делаю следующий. Соскакиваю. Три шага вместо одного. Пять секунд вместо полсекунды. Это прогресс.

Непривычно осознавать свое тело, ловить равновесие, фокусироваться на напряжении в ногах. Увлекательная попытка познакомиться со своим телом и заново его переоткрыть. И очень приятно, когда начинает получаться. Когда делаешь три шага вместо одного, сам не понимая, что именно делаешь иначе.
Путешествия
И была часть про путешествия на любой вкус и масштаб. Вокруг света, в Непал, США, на Кубу и под Хабаровск.

Дмитрий и Ольга Куликовы и рассказали о своей кругосветке. Оказывается, существует кругосветный билет, когда за умеренные деньги можно облететь земной шар. Пунктов назначения может быть от трех до шестнадцати. Начинаться и заканчиваться маршрут должен в одной и той же стране. Запомнился совет: заранее узнавать обычаи страны. Иначе на выходе из аэропорта может ждать сюрприз: тебя обольют птичьим пометом, и пока будешь лупать глазами, вырвут багаж и сбегут.
Потом мы с женой пошли слушать рассказ Саши Костюкова про походы в Непал. Мне запомнилось так. Надеваешь шорты, покупаешь билет, летишь в Катманду. Берешь палки, идешь на запах вай-фая в горы. Находишь вай-фай-1, надеваешь штаны. Находишь вай-фай-2, надеваешь свитер. Находишь вай-фай-3, надеваешь теплые штаны и куртку. Подпрыгиваешь, тебя фотографируют на высоте 5 километров, и ты идешь обратно. Сашин рассказ органично дополнили владельцы магазина «Тибет», которые привезли с собой гору одежды и рассказали, как одеваться, чтобы не потеть, не мерзнуть и не промокать.
Деловые игры
Игр было несколько: «Денежный поток», «Управленческие поединки» и «Князья и капуста». Я пошел на управленческие поединки, которые проводила Лена Темченко, на которые давно хотел сходить. Суть следующая. Участникам поединка описывают конфликтную ситуацию. Например, один хочет купить недвижимость за миллион, а второй хочет продать ее за два. Они приступают к переговорам, причем, договориться надо за несколько минут.

Не знаю, единственная ли это стратегия, но у нас побеждали те, кто талантливее изменял ситуацию. Добрасывал обстоятельства, поворачивал ситуацию другой стороной, гнул реальность под свои нужды. Мне нравилась эта «игра в Матрицу», но одновременно раздражало, что некогда было выяснять мотивы и потребности другой стороны и отталкиваться от них. Это гораздо более привычный мне способ вести переговоры.
Когда я сел играть, то удивился, что так волнуюсь. Давило осознание, что времени мало. Что задача, не столько договориться, сколько победить и заслужить оценки судей. Из меня поперли злость и нервозность, что оказалось полной неожиданностью. Игра точно воспроизвела ситуацию, когда мне приходилось играть не по своим правилам. И эффект тоже был предсказуемый – проигрыш. Целый день я ходил потом и досадовал: «Надо было ответить так и так, что же я этого тогда не сказал?»
И как обычно лучшая иллюстрация к переговорным поединкам не имеет отношения к переговорным поединкам
Еда, как много в этом звуке...
Ели мы много. Пятиразовое питание в столовой: завтрак, обед, полдник, ужин, второй ужин. Стулья, плотно прижатые к столам, не рассчитанные, что втиснуться надо взрослому, а не ребенку. Гречка с курицей, пористый сероватый омлет, компот или чайный напиток. Но мы не сдерживали себя пятиразовым питанием. В рамках кулинарного баттла приготовили плов, а потом пошли на кулинарные мастер-классы.
Нас учили готовить желе из ягод, какую-то запеканку, названия которой я не запомнил, лимонад и смузи. Женя Галстян – шеф кондитер сети кофеен «Плантация» поделилась парой секретов. Первый, когда раскатываешь тесто, его лучше положить между листами пергамента. Так тесто не прилипнет к скалке. Второй, чтобы разнообразить вкус теста белую муку можно смешать со ржаной.

А параллельно с кулинарным неистовством, шло неистовство творческое. Лена Гусева проводила мастер-класс по превращению фотографий в портреты.
Вечерний огонек
Самое лиричное время в лагере – это вечерний огонек. Все садились, ложились, приваливались, образовывая человеческую гирлянду. Гирлянда вилась по холлу и замыкалась в кольцо. Гасили свет, зажигали свечи. Огоньки бежали по стенам и потолку. Вечно изменчивый символ: корень мандрагоры, светящийся кристалл или бутылка облепиховки (слюни Мурамура) скользил из рук в руки, и каждый что-нибудь говорил.

Больше всего мне запомнился вечер, когда надо было вступить с фразы: «Когда я вырасту, то стану…» И пока подбиралась ко мне очередь, я понял вдруг, что это не те слова, с которых хочется начать. И еще я понял, что несколько лет назад я бы не решился нарушить установку. Очередь подошла. «Когда мне было пять лет, – начал я, – то правил небольшим государством Мурчания, где жили мурки, а я был Котей-царем».

На огоньке звучали очень трогательные слова. Мы делились впечатлениями, заново перелистывая прошедший день. И было тепло-тепло.
Дискотека и UP'рель
И были танцы. Дискотека в стиле девяностых. С адидасками, лосинами, кроссовками и танцами вокруг пакета.

И была группа UP'рель. Всем раздали светящиеся трубки, и армия джедаев прыгала во имя света.

И было файер-шоу, которое устроил Илья Бетехтин.
И много еще чего было. Приезжали Петр Нестеренко и Алина Селезнева. Читали нам Теффи, Булгакова, Пушкина, Веллера. Была пенная вечеринка и фильмы до глубокой ночи. Был настольный теннис и лазертаг. Посиделки в комнатах до глубокой ночи. И у каждого был свой собственный Бонивур, который запомнится надолго, потому что люди подобрались прекрасные.
Понравилась статья?
Делитесь ей в социальных сетях!
Читайте также
Загляните в мой Инстаграм
Made on
Tilda